© 2019  Бодрый Боцман

Please reload

Недавние посты

Рыцари госпиталя. Рапорт № 3.

November 21, 2017

Переполненность и архитектурная отсталость деревянных зданий госпиталя 18-го века была очевидна всем неравнодушным островитянам — от доктора Синопеуса до адмирала Грейга. Но, то безденежье казны, то войны, то чиновничья волокита откладывали строительство большого каменного здания многократно. 

После Петра деревянной поступью прошли десятилетие Анны Иоановны, 2 десятилетия Елизаветы Петровны, 3 десятилетия Екатерины Второй. Мало изменилась ситуация на Котлине и в начале 19-го века, при Александре Павловиче. 

Однако, к восшествию Николая Первого в 1825-м году, в самом Петербурге было построено множество величественных каменных зданий и перо русского архитектора уже бегло чертило на больших листах бумаги дворцы и академии, которые радуют нас по сей день. 

Юноша по имени Эдуард Анерт, родившийся в 1790-м году в немецкой семье, весьма серьёзно отнёсся к обучению в Академии художеств, посвящая истории и геометрии больше времени, чем того требовала программа. В 25 лет он в торжественной обстановке получает аттестат 1-й степени со шпагой, продолжает совершенствовать мастерство и с 1822 года помогает великому Карлу Росси строить бессмертный Главный штаб. 

Величественность и функциональность — вот что вдохновляло Эдуарда Христиановича, когда он, зрелый 43-летний архитектор, в 1833-м году приступил к проектированию того здания Кронштадтского Морского госпиталя, которое мы знаем сейчас. 

В архивах хранятся несколько вариантов подлинных чертежей Анерта, который не жалел сил для поиска идеальных соотношений размеров коридоров, палат, дверей. Всё было важно — высота потолков, ширина лестниц, планирование прилегающей территории. Все известные Анерту каменные больничные постройки того времени были проанализированы на предмет набора помещений, их взаимного расположения и строительных объёмов. Был учтён и тот факт, что возводимое здание является военным объектом, который должен быть в максимально возможной степени скрыт от глаз и пушек возможного неприятеля.

Строительство завершилось в 1840-м году. Лучшей наградой мастеру всегда служит то, что его творение потомки веками используют по назначению. 177 лет это здание, пережив революции и войны, служит для той самой цели, для которой его придумал архитектор. 

Верно сказал Василий Иванович Баженов: «Добрый архитектор должен иметь хорошее

 

понятие о словесных науках и об истории, уметь рисовать и знать математику, камнетесательство и перспективу; но сего еще не довольно, он должен быть честный, разумный и рассудительный человек; должен иметь живость и вкус в соображениях своих.»

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload