© 2019  Бодрый Боцман

Please reload

Недавние посты

Разрешите представиться №1 Пётр Крёкшин.

November 21, 2017

Он был помладше Ньютона и Петра I, но постарше Ломоносова. Все четверо были потрясающими универсальными умами, оказавшими влияние друг на друга. Их научное, техническое и административное мышление простиралось безгранично, и то, что накопано поражает до сих пор. 

Новгородскому дворянину Петру Никифоровичу Крёкшину не было ещё 30-ти, а он уже принимал личные поручения Петра Великого и руководил строительством объектов флота в Кронштадте. Его 30-й день рождения не был счастливым — государю донесли и Крёкшин на 3 года впал в немилость. В 1719-м, однако, царь не только вернул мыслителя к делам, но и пожаловал ему титул земского комиссара. Воодушевлённый Пётр Никифорович вызвался реализовать грандиозный замысел самодержца — самосливной док циклопических размеров. 

За 2 года блестяще организованных работ, с помощью лопат, ломов и пороха были выбраны, современным счётом, около 3000 вагонов грунта (то есть мужики под началом Крёкшина откапывали поболе 4-х вагонов в день, зимой и летом, в дождь и снег). 

Не отрываясь от работ по Петровскому доку, Пётр Крёкшин приступил к архивированию и анализу исторических материалов о деятельности Петра и о русской истории в целом, собрав за жизнь до 45 фолиантов, которыми впоследствии восхищалась Екатерина II, и став первым крупномасштабным историком России. 

В те годы считалось естественным проявлять себя профессионально в совершенно разных областях, если на то были способности. Сохранилась, например, переписка Крёкшина с Эйлером на тему метрологии для целей точного взвешивания монет (кстати, Ньютон, как и Крёкшин, проявил административные таланты в деле чеканки монет, а свои «Начала» не преминул послать царю Петру). 

На архивы и сочинения Крёкшина можно взглянуть в Национальной библиотеке на Невском, а удивиться тому, что он выкопал в Кронштадте — пожалуйте к нам.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload